Почему открытость и проверяемость биткоина важна для криптоиндустрии

0
17

Перевод статьи Ника Картера, партнера венчурной компании Castle Island и соучредителя аналитической компании Coin Metrics.

Чем биткоин отличается от золота, своего аналогового кузена? Вы можете сказать о «делимости» или «переносимости». И вы будете правы. Но что радикально отличает биткоин от золота? Ответ, конечно же, в проверяемости.

Если вы считаете золото средством обмена, то без специального спектрометра (продается за $13 500) вы вряд ли сможете доказать, что слиток является подлинным. В ином случае я должен поверить вам на слово. Это не проблема, если вы не храните золото от моего имени. Но в этом случае возникает другая проблема: я доверил вам свое золото — возможно, вы выдали мне долговую расписку, которая представляет собой требование на это золото, — но у меня нет возможности определить, есть ли у вас золото, которое, как вы говорите, хранится на депозите. Я не могу проверить своё золото издалека.

Возможно, я решу вам доверять. Но если вы не приложите усилий для повторной проверки всего получаемого вами золота, то вам нужно будет доказать мне, вашему вкладчику, что все ваши контрагенты в цепочке поставок золота честны. И они должны доказать, что их контрагенты — шахтеры, переработчики, ювелиры, хранители — тоже честны. Результатом является сложная цепочка поставок, в которой один орган привлекает каждую организацию в соответствии с определенным набором правил. Одну такую контролирует Лондонская ассоциация рынка драгоценных металлов (LBMA), которая управляет золотом на $400 млрд. Поскольку управление такой цепочкой поставок обходится очень дорого, золото LBMA редко выходит за пределы этого рынка.

Другим результатом этого является то, что правительства (в действительности одно правительство) держит золото каждого, а затем отказывается вернуть его.

Дорогостоящая проверка ведет к централизации. Чем дороже проверить подлинность товара, тем труднее доставить его мелким владельцам и легче конфисковать.

Теперь рассмотрим биткоин. Как вы проверяете подлинность получаемого вами биткоина? Полная нода биткоина делает это по умолчанию, просто следуя согласованным правилам.

А как насчет того, чтобы доказать мне, что у вас действительно есть биткоин, который, как вы говорите, принадлежит вам? Благодаря криптографии с открытым ключом это достаточно просто. Самый удобный способ для биткоина — использовать RPC-команду signmessage, которая есть в Bitcoin Core или Electrum. Я предоставляю вам строку текста, а вы соединяете её с вашим закрытым ключом, чтобы создать доказательство того, что у вас есть определенные неизрасходованные выходы транзакций (UTXO). Таким образом, доверяя только криптографии, я точно знаю, что вы контролируете определенное количество биткоинов в данный момент времени.

Президенту Никсону было легко отказаться от золотого стандарта в 1971 году, потому что большая часть золота уже находилась в правительственных хранилищах США. Биткоин хранят миллионы людей. И я считаю себя одним из тех, кто с оптимизмом смотрит на то, что свойства биткоина в качестве залога с высокой степенью проверяемости дадут базовый актив, который принадлежит конечным пользователям, а не крошечной горстке посредников.

Тем не менее, несмотря на проверяемость биткоина, реальность такова, что мы не знаем, сколько биткоинов хранят посредники. И я не считаю, что частичное банковское резервирование по своей сути является мошенничеством. Мошенничество ― это биржи, которые заявляют о полном резервировании, когда в действительности это не так. Теоретически, свойства биктоина позволяют снизить этот риск. Вкладчики могут независимо проверять, соответствуют ли обязательства депозитарных учреждений их активам. Проблема в том, что некоторые из самых известных представителей индустрии не разделяют моего энтузиазма по поводу этой идеи. Проблема в том, что в эту группу входят руководители биткоин-банков, которые сегодня называются криптовалютными биржами.

Биржи хранят полностью проверяемый актив, но все они просят вкладчиков просто доверять им. И история биткоин-банков полна нарушений этого доверия. Список длинный: Mt. Gox, Quadriga, FCoin, Cryptopia, Bitfinex, Cryptsy, Bitcoinica и т. д…

Несомненно, вкладчики могут найти некоторые гарантии в законах и нормативных актах: если биржа имеет Bitlicense или лицензию трастовой компании, она, вероятно, проводит аудит депозитов. Однако многие крупные биржи (Binance, Bitmex, Deribit, Bitfinex и др) не регулируются. С другой стороны, биткоинеры не должны требовать ещё большего регулирования.

Одним из возможных решений является периодическая выдача биржами доказательства того, что они фактически владеют активами вкладчиков. Эти «доказательства резервов» (Proofs of Reserve) используют криптографические свойства биткоина и дают вкладчикам разумные гарантии того, что биржа не врет о своей платежеспособности. Однако после недолгого периода энтузиазма по поводу публичных аудитов после краха Mt. Gox в 2014 году единственной биржей, которая сегодня регулярно проводит такие проверки, является лондонская Coinfloor.

Если некоторые операции, ранее основанные на контрактах и ​​доверии, могут быть формализованы и выражены в виде кода, то мы должны принять их. Подтверждение резервов не лишено недостатков (и биржам удавалось обманывать аудиторов, внедряющих этот процесс в прошлом), но мы не должны забывать о более широкой цели. Если мы не сможем воспользоваться этим преимуществом биткоина, то мы едва ли сделаем его более инновационным, чем золото.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

шестнадцать − 4 =